Как брендируются поезда


16 Апреля 2020

Как брендируются поезда

пр1.jpgАвтор – Татьяна Дорогова,
руководитель службы наружной рекламы
ГК «Мир рекламы»

Брендированные поезда метро давно стали неотъемлемой частью Москвы и украшением нашего города. Как оклеиваются составы, и почему осилившая хотя бы один такой проект производственная компания может им гордиться? О своем опыте рассказывает ГК «Мир рекламы», забрендировавшая более 30 метропоездов.

Сроки. Метрополитен вообще-то занимается перевозками, реклама для него дело десятое, и поскольку лишних поездов в метро нет, вывод каждого состава из эксплуатации связан с серьезными трудностями. Как следствие, рекламщикам для их работ выделяют всего несколько дней. Опоздания в принципе быть не может и крутиться приходится как белка в колесе, круглосуточно.

Материалы. Для оформления поездов используются дорогие литые и поэтому не самые распространенные на рынке пленки. С одной стороны, такая пленка должна очень крепко приклеиваться к поверхности, чтобы ее не оторвали щетками при мойке поезда в депо. С другой – брендированными составы ходят не вечно, и после окончания отведенного срока пленка должна удаляться «без мяса», не повреждая лакокрасочный слой вагона. Для внешнего оформления состава нужно около 1 тыс. кв. м пленки, и такого количества ее банально может не оказаться в наличии у всех дилеров в России вместе взятых. Доставка пленки вместе с таможней занимает около месяца. А у тебя сроки. Поэтому, если не хочешь опозориться перед всем честным народом, пленку лучше купить и завезти на склад заранее, оторвав от сердца семизначную сумму. Заказчик же, между прочим, может и передумать, и тогда эта замечательная, но никому не нужная пленка стоимостью приличной квартиры в среднем российском городе будет лежать на складе до следующего поезда. А срок годности у нее всего два года, после чего клеевой слой уже не тот.

Дизайн. Специалисты РГ «Мир рекламы» брендировали поезда, креатив для которых разрабатывали как сами, так и сторонние, иногда весьма именитые студии. В последнем случае почти всегда нам приходилось вносить правки в макет, что-то переделывать и иногда даже заново согласовывать макет с заказчиком. И дело вовсе не в некомпетентности сторонних дизайнеров, а в том, что никто из них раньше не делал макеты для поездов и просто не мог учесть всех нюансов их оформления. Справедливости ради отмечу, что студия Лебедева, делавшая дизайн «шекспировского» поезда, со своей задачей справилась лучше других, и за ней переделывать почти не пришлось.

Впрочем, иногда проблемы вылезают вовсе не по вине дизайнеров. В московском метрополитене курсируют составы нескольких типов. В принципе, у нас есть чертежи (на профессиональном сленге «болванки») каждого типа поезда, под которые адаптируются («натягиваются») предоставленные нам оригинал-макеты. Но если бы все было так просто, жизнь состояла бы только из череды серых будней и в ней не было бы места креативу и адреналину...

Бывает, «натянешь» дизайн на болванку (адаптируешь его под конкретную серию предоставленного метропоезда), согласуешь все заказчиком, монтажники едут обмерять конкретный выделенный под поклейку состав, и начинаются сюрпризы. Потому что поезда, как люди, все разные. В одном, например, на месте, где в шаблоне была стена и располагались ключевые элементы дизайна, неожиданно материализовались два окна, заклеивать которые, естественно, нельзя. Пришлось аврально переделывать и пересогласовывать чуть ли не весь макет. В другом случае столкнулись с обратной ситуацией: в каждом вагоне были демонтированы несколько сидений и на их месте оборудованы места для инвалидных колясок, соответственно пришлось срочно придумывать, чем заполнить пустое пространство оголившихся стен.

С дизайном и пленкой связана и другая сложность. Дизайнер должен разрезать оригинал-макет вагона на сегменты шириной, равной ширине рулонов пленки, которую он должен предварительно узнать у производственников. Если сегменты будут шире, напечатать их не удастся. Если уже – значительная часть материала уйдет в отходы. А поскольку пленка почти золотая, это поставит крест на всей экономике проекта.

В общем, обычно не причастные к проекту сотрудники агентства узнают, что у нас началось брендирование очередного поезда, когда, приехав в воскресенье на работу, встречают там нашего дизайнера Романа Пономарева с красными глазами, свидетельствующими о том, что рабочая неделя для него еще не завершалась. Иногда к нему присоединяется еще дизайнер заказчика. В особо выдающихся случаях трудовой подвиг включает в себя ночевку в офисе, с несколькими часами беспокойного сна на диване в кабинете директора.

Но выполнить проект невозможно, если компания не располагает не только правильными дизайнерами, но и правильным производством и правильными поклейщиками.

Печать. Нормальные типографии простаивают редко, и чтобы заказ на брендирование поезда, свалившийся одновременно с двумя-тремя другими крупными работами (а по закону бутерброда именно так всегда и бывает) не привел к ситуации, когда приходится выбирать, какую руку отрубить (читай, кого из клиентов подвести), нужно иметь, во-первых, резерв производственных мощностей, во-вторых, автоматизированную систему планирования производства.

Пленка печатается сегментами, дизайн каждого сегмента уникален, а раз так, то каждому сегменту соответствует отдельный файл. Если брендируется не только внешняя, но и внутренняя поверхность поезда, то при оформлении заказа в производство в зависимости от количества вагонов в составе нужно завести в систему 300-350 заявок на печать с файлами и различной технологической информацией, размерами, нумерацией и т. д. Даже если на заведение одной заявки тратить всего минуту, это примерно 5-6 часов чистого времени менеджера. И ошибаться при этом нельзя, потому, что любой перепутанный файл или не там поставленная запятая в размере на входе создаст такой аврал на выходе, что матом начинают разговаривать даже дальние родственники тех, кому повезло оказаться причастным к разруливанию этого невинного косяка.

За печатью идет ламинация, резка, упаковка, доставка. Брака нет только после бракоразводных процессов, на любом производстве, включая космическое, он есть. А мы не космос, мы обычная (хотя и передовая) типография, в которой работают обычные люди. Повредить плакат могут, например, при резке или разгрузке в депо. Чем дальше по производственной цепочке случается брак, тем результаты труда большего количества звеньев он уничтожает, и тем труднее ликвидировать его последствия. И напомню, сроки срывать нельзя. Если старт космической ракеты отложить можно, то выход на линию брендированного поезда – нет, особенно, если это социальный, а не коммерческий проект, потому что уже назначена дата торжественного открытия, приглашены мэр, космонавты, писатели, балерины, послы, священнослужители и мировые звезды футбола, а шампанское разлито по бокалам.

Ну и, наконец, финальный этап – поклейка поезда. Он же и самый ответственный. Клеить нужно быстро и качественно. Потому что, с одной стороны, времени в обрез, с другой – любой брак здесь требует крайнего напряжения сил для его устранения, времени на печать и послепечатку уже нет совсем. В общем, поклейщики должны обладать квалификацией и любовью к своему делу, как герой Алексея Баталова из фильма «Москва слезам не верит». Но и это иногда не спасает. На одном из поездов была у нас в вагоне такая косая колонна, так ее перепечатывали трижды, при том что второй раз клеил ее уже самый опытный поклейщик под присмотром бригадира и начальника отдела. Поэтому, чтобы иметь хоть какой-то запас времени, клеить приходится посменно и круглосуточно

Но зато, когда поезд закончен, это, действительно, красиво. Выход на линию каждого брендированного состава превращается в событие, которое освещают телеканалы, пресса, блогеры, на торжественное перерезание ленточки обычно приглашают и наших руководителей. Но они не всегда могут. Потому что отсыпаются.


суслик.jpgПоезд с сусликом

– Саш, катастрофа у нас, суслика зарезали!

– Какого еще суслика? Одиннадцатый час ночи. Вы там в депо совсем от бессонницы свихнулись, уже мертвые суслики мерещатся. Поезд доклеили?

– Доклеили. Но метрошники сиденья на место в вагонах монтировали и суслика разрезали. А он на самом видном месте висел. Завтра утром торжественное открытие, вице-премьер, министр, журналисты, заказчик, а у нас дыра вместо суслика.

И понеслось...

23.00 мск. 

– Леш, ты где?

– В магазине (слышно попискивание сканера штрих-кода) 

– У нас суслика зарезали. Очень нужно, доберись до компьютера, отправь макет в печать.

00.30 мин. Подмосковье. Домодедово.

– Андрей, мы макет с сусликом тебе отправили. Нужно отпечатать, порезать и заламинировать. Срочно, вне очереди. И, пожалуйста, упакуйте очень аккуратно.

03.30 мин.

– Склад? Вам сейчас принесут плакат с сусликом. Его нужно отвезти в депо метрополитена на 1905-го. Да, прямо сейчас. Нет, до утра не ждет. Нет, мы не бредим.

05.00. Москва.

– Кать, тебе суслика привезли?

– Клеим. Спи уже.

12.00.

– Кать, мне они уже везде мерещатся, или у вас на фотке головного вагона под кабиной машиниста действительно суслик?

– Все нормально у тебя, там реально суслик.

– Но его же нет в макете!

– Да жалко было порезанного суслика выбрасывать, он же симпатичный, я его пока прибирались, ради смеха в голову состава приклеила, а тут заказчик шел, ему понравилось, мы и оставили...

Посвященный году экологии поезд полгода курсировал на Кольцевой линии московского метро. И все это время наш суслик, как мог, создавал москвичам хорошее настроение ))

 

Возврат к списку